"Обожаю не готовить – угощать!"

Ее называют клоунессой и даже… комикессой! На самом деле ленкомовка Олеся Железняк наделена редким даром бросать публику от смеха к слезам и от слез к смеху. Как ни странно, при таком таланте она еще и готовит!

– Ко мне не стоят в очередь за интервью, но знаешь, что я заметила?! Интервьюеров хлебом не корми – дай задать два вопроса: из какой глубинки я приехала покорять столицу и не бывает ли у нас с мужем поножовщины на почве духовности, так как он тоже актер? Может, хоть «Гастрономъ» не будет об этом спрашивать? Тем более родилась и выросла я в Москве, а с мужем душа в душу живем.

– Охотно верю, но откуда твой говорок?

– Да не говор это, а манера общения. Индивидуальная речевая характеристика.

– Как фирменные придыхания у Дорониной и растягивание гласных у Литвиновой?

– Ну, наверное… Мне даже неловко от таких сравнений.

– Не скромничай! Не зря же Марк Анатольевич Захаров называет тебя «молодое дарование» и дает роли чуть ли не в каждом спектакле. Я тут недавно рылся в одной актерской картотеке и обнаружил в твоем досье, что ты – актриса характерная, а вот у твоего мужа Спартака Сумченко, еще недавно служившего в Театре Вахтангова, написано: амплуа – супергерой! Чуть со стула не упал. Каково жить клоунессе с таким матерым человечищем?

– Как за каменной стеной. Правда-правда! Если надо, я сумею постоять за себя, но рядом со Спартаком могу быть и слабой, и беззащитной, и наивной, и смешной. Только я не очень люблю обсуждать свои сердечные дела, боюсь сглазить. Мне как-то странно, когда артисты приглашают фотографов в свой дом: «Это у меня туалет с джакузи, это кровать из карельской березы». Странно читать эти женские истории, мужские откровения. Тут на днях купила один журнал: «Весь мир облетела страшная весть: расстались Дольче и Габанна!» И, как водится, фотографии из семейной спальни. Думаю: вот горе-то такое! Надо мир успокоить, сказать: мол, все у них наладится, у Дольче с Габанной. Чего ты смеешься?.. Вообще я давно уже поняла, что домохозяйкой, женой и матерью мне быть гораздо… какое бы слово выбрать?.. гораздо прекраснее, что ли, чем артисткой. Кухарки и горничной у нас в доме нет, поэтому роль домашней Золушки вполне по мне. Никто не верит, но я ужасно застенчива, непублична, нужных знакомств завязывать и поддерживать не могу. Вечно во всем сомневаюсь. Годы и театр, конечно, сгладили эти комплексы, но раньше… Очутиться в центре внимания на вечеринке или еще где-то, среди полузнакомых людей – боже упаси! А если еще попросят: ну-ка расскажи анекдот или спой нам что-нибудь веселое – готова сквозь землю провалиться.

– Поменьше театра в жизни, побольше на сцене, да?! А играешь ты, наоборот, девушек без страха и упрека. Взять хотя бы последний спектакль – антрепризный «Госпиталь Мулен-Руж». Твоя героиня, нелепая медсестра, по собственной инициативе танцует на Рождество канкан перед ранеными солдатами...

– Ты смотрел? Ну и как?

– Как всегда на твоих спектаклях: хочется в антракте бежать за цветами. Лишь мороз остановил… Так ты вся такая домашняя, выходит?

– Мой дом – моя крепость. Это про меня. Я выросла в простой семье, родители мои – не из богемы, нас три дочери, я младшая, поэтому семья для меня – это серьезно. Ради нее могу и от роли отказаться, увильнуть от съемок денежных. Про тусовки, светскую жизнь, ночные бдения – и говорить нечего…

– Отказаться от роли! Ты сумасшедшая!

– Нет, я абсолютно сумасшедшая мамаша. Тот, у кого есть маленькие дети, меня поймет. Когда у нас появился ребенок, мы со Спартаком решили: никаких нянь, сами рожали, сами воспитываем. Ну а как это можно доверить чужому человеку? Кому потом претензии выставлять? Я долго кормила грудью, вот и привозила Савелия и в театр, и на кинопробы. Сейчас ему уже два с половиной года, но все равно вся жизнь строится вокруг него. Муж тоже порой отказывается от предложений, чтобы больше времени проводить с сыном.

– А живете на что?

– К деньгам в нашей семье отношение довольно легкое: есть – тратим, а нет – стараемся заработать. Или бедствуем.

– Что значит – бедствуем? «Сухой бы я корочкой питалась, сырую воду бы пила?..»

– Отказываемся себе в материальных благах. Ну, извини, Армани!.. Хотя сейчас, когда я стала сниматься в сериале «Моя прекрасная няня», мы дышим спокойнее в материальном плане.

– Это правда, что твой супергерой Спартак – дзюдоист, каратист, еще и медитацией занимается?

– Правда. Только он не любит, когда я средствам массовой информации что-то о нем рассказываю.

– А сам-то недавно сообщил одной «желтой» газете, что ты ему закатила скандал…

– Они пошутили, наверное. Для поднятия тиража.

– Читаю: «Поскандалила только, когда я на даче учился ходить по углям. Но она зря волновалась. Я походил-то совсем немного. Понял, что угли меня не прикалывают, и решил на битом стекле покувыркаться».

– Можно я не буду это комментировать? Угли его не прикалывают…

– А еще Спартак признался: «Во мне сто килограммов тренированного мяса». Как же ты поддерживаешь эту гору мускулов в рабочем состоянии?

– Иного способа человечество не придумало: хожу с тележкой по супермаркетам. А после – на кухню. Я люблю готовить что-нибудь такое трудоемкое, сытное, настоящее. Салат «Оливье»…

– Да уж, салатом из одуванчиков тут явно не обойдешься…

– Борщ варю, щи, фасолевый суп. Или – для разнообразия – фасолевый борщ. Мне нравится, чтоб фасоль в нем была мягкой, разваренной. Невероятно вкусно!.. Еще что? Плов. У меня родственники есть в Узбекистане, так что плов у меня что надо, с барбарисом, со всеми делами. И печь умею. Пирожки, яблочный пай – запросто. А Савелию – сырники, оладьи. Недавно освоила тоненькие блины. Когда готовишь, настроение сразу поднимается. Тем более я же импровизирую – новые специи добавляю. Кухня – это тоже театр. Но вообще больше всего я обожаю угощать! Мне нравится предлагать, потчевать, заглядывать гостям в глаза: ну как? Люблю, когда меня безудержно хвалят: «Это просто… нет слов!»

– Готовить у мамы училась или у сестер? Или жизнь давала мастер-классы?

– Специально, чтобы вот так – из рук в руки, с поваренной книгой в руках, я никогда не училась. Конечно, мама хорошо готовит. Родители с Украины, ну это и по фамилии понятно, поэтому наваристые украинские блюда – это оттуда. Честнее сказать: я наблюдала, когда мама готовила, но без всякой цели смотрела, не стараясь запомнить – чего, сколько, на какой минуте. В нашей семье я считаюсь самой… слабохозяйственной. Ну и ничего. Вообще я знаешь что решила? Запишусь к вам на кулинарные курсы. Хочу научиться быстро все делать, виртуозно.

– Спартак готовит?

– Как большинство мужчин: яичница, сосиски. Может пельмени отварить, картошку поджарить. По-моему, на кухне ему неинтересно… А мама, кстати, на мои спектакли приходит не с цветами, а с жареной курицей, с цветной капустой или еще чем-нибудь съедобным. Подкармливает нас…

– А что рестораны – совсем побоку?

– Нет, конечно. Вот сегодня после спектакля договорились с подружками по ГИТИСу посидеть здесь у нас, в «ТРАМе». Мы же все – артистки занятые, в разных театрах работаем, видимся нечасто. Посидим, посмеемся, чаю попьем.

– В каких модных местах могут встретить тебя поклонники?

– Точно – в «Шоколаднице» около «Ленкома». Частенько туда захожу. Только я не уверена, что это такое уж модное-премодное место… Я выбираю кафе или ресторан не по степени их популярности, а то, что мне по дороге.

– Что обычно заказываешь?

– Я десерты люблю! Ой, старость встречу коровой!.. А еще итальянские блюда – салат с базиликом и моццареллой, макароны. Сыры уважаю.

– Сегодня ты варишь на нашей кухне шоколадный суп. Какие отношения с шоколадом? – Не очень сложились. Шоколадные конфеты, конечно, люблю, но чтобы только начинка внутри. Но это очень вкусный суп! Важно только, чтоб специальная кастрюлька была, чтоб шоколад не пригорел, растворяясь.

– У тебя имеется секрет успеха?

– Есть очень правильная, несмотря на всю ее кажущуюся простоту, формула: делай что любишь и люби что делаешь. Это касается всего.

– Однажды про тебя написали: «Актрисы такого безоглядного комического дара не было в России со времен Фаины Раневской». Ты любишь комплименты?

– Да. Только всегда смущаюсь. Даже когда мне цветы дарят... Вот ты говоришь: дар, талант и все такое, а в большом кино режиссеры меня почему-то не видят, после «Ландыша серебристого» больших ролей не было. Жаль. В театре тоже хочу играть много и разнопланово. И не только комедии.

– А что именно?

– А вот что-нибудь современное. Про женскую судьбу. Такую трогательную, смешную, нелепую. Без шоколадного супа. Чтобы вы там, в зале, не только посмеялись, но и взгрустнули…

«Шоколадный суп с грейпфрутом»
1 порция
Что нужно:
150 г горького шоколада
100 мл сливок жирностью 22%
1 ст. л. сахара
1 щепотка молотой корицы
1 ст. л. порошка какао
1 грейпфрут

Что делать:
Шоколад разломать на кусочки и растопить в сотейнике на водяной бане. Сливки нагреть на слабом огне и влить в сотейник с шоколадом. Добавить 0,5 ст. л. сахара, хорошо перемешать. Грейпфрут очистить от кожуры и пленок, вырезать мякоть, посыпать ее порошком какао, корицей и оставшимся сахаром. Суп налить в тарелку, сверху положить ломтики грейпфрута и тотчас же подавать.

Автор: Влад Васюхин
Фото: Игорь Савкин
Сайт: Rambler Hom
Дата публикации на сайте: 10.03.2006 | Журнал "Гастрономъ"