"Не родись красивой, а родись Олесей Железняк"

Эта звезда и на звезду-то непохожа. Скорее она напоминает робкую провинциалку, хотя всю жизнь прожила в Москве. В кино и сериалах ей наперебой предлагают роли смешных и нелепых девушек. А она, одна из главных актрис Ленкома, соглашается, робко заметив, что ей, такой некрасивой, и мечтать нечего о роли главной героини.

«Это не я, а какой-то зверек»

Короткие волосы стянуты сзади черной резинкой, на лице нет и намека на макияж. Олеся Железняк поправляет на худых плечах серый свитер и вот уже минут пять рассуждает о том, что она не конкурент красавице Анастасии Заворотнюк.

— После сериала «Моя прекрасная няня» мы с Настей очень сдружились. Да, она такая девушка гламурная. Я на нее всегда с удовольствием смотрю. Как она следит за собой! У меня так не получается. Я просто не конкурент красивым девушкам. В театре меня не поставят в пару с прекрасной актрисой. Чтобы это чудо все-таки случилось, режиссеру надо долго ломать голову, какой бы ход придумать, чтобы оправдать мое появление на сцене. Я к себе вообще отношусь с чувством юмора. Ну что же, раз я такая. И вообще, конец у всех один. Так что расстраиваться по поводу внешности бессмысленно.

— Что вы имеете в виду, когда говорите: конец у всех один?

Железняк смущенно улыбнулась, пожала плечами и произнесла:

— Старость. Смерть. Поэтому что тут сильно переживать.

— Как же вы с такой самокритичностью смотрите потом сериалы со своим участием?

— А я не смотрю. Я понимаю, что ничего изменить уже не смогу. Только расстроюсь. Я вообще не могу себя видеть на экране. А уж голос свой в записи и вовсе с трудом терплю. Вы не поверите, так неприятно! Постоянно успокаиваю себя, мол, это не я там, ведь я прекрасна, у меня чудесное благородное лицо, а на экране какой-то зверек чужой.

— И все-таки женщина всегда хочет нравиться… Тяжело, наверно, все время быть смешной?

— Да у меня куча других забот, чтобы задумываться еще и об этом. Вот сейчас спектакль. Потом я поеду домой, с утра бегом на репетицию. Потом снова спектакль. Вечером прибегу, прочитаю детям на ночь сказку и уложу спать.

— А где же звездная жизнь — блестящие машины, шопинг, встречи в дорогих ночных клубах?

— Вот этой жизни у меня как раз и нет. Не вкушаю. Мне постоянно присылают какие-то приглашения, но я лучше с детьми в храм схожу. Я хотела сейчас вам сказать, что в старости буду ходить по тусовкам, так ведь никто не позовет меня, старую, в клуб. А машины у меня вообще нет. Езжу на метро. Натягиваю шапочку до носа, разворачиваю газету и спокойно добираюсь до работы. То же самое и с шопингом. Иногда я покупаю себе дорогую одежду, но на следующий же день вешаю ее в шкаф, и там она веки вечные пылится.

Секрет обольщения от Железняк

Олеся Железняк без устали улыбается. Причем не только мне, но и всем проходящим в кафе людям.

— Даже божественно прекрасные актрисы часто остаются одинокими. А у вас с семейной жизнью все в порядке. Есть свой секрет обольщения мужчин?

В кафе было темно, но даже в этой темноте стало видно, как актриса покраснела.

— Ну… Э-э-э… Наверно, секрет в энергетике особой.

— То есть у вас эта энергетика есть?

Олеся Железняк, которая до этого вопроса беспечно раскачивалась на стуле, чуть не упала на пол и, крепко уцепившись руками за стол, переспросила:

— Какая энергетика? У меня?

— Вы же сами только что говорили…

— А… Ну да, наверно, энергетика у меня есть, раз вышла замуж. Но муж в меня как-то сам влюбился. Без моей помощи. Мы просто вместе поступали в театральное. Возможно, секрет еще и в том, что муж у нас в семье — глава. А я только подчиняюсь, я смиряюсь. И вообще, я о семейной жизни никому не рассказываю.

— Сглазить боитесь?

— Не боюсь я сглаза. Потому что в храм хожу. Просто хвастаться своими достижениями — глупо. Сегодня они есть, а завтра, глядишь, уже больно упала. Надо заранее готовиться, что вскоре ты никому не будешь нужна. Ведь я, например, не знаю, буду ли играть комические роли, когда превращусь в старуху. Скоро, наверно, мне надо будет куда-то туда устремляться.

Олеся Железняк глубокомысленно показала рукой в потолок.

— Вверх устремляться?

— Ну да, Бог, душа…

— Вы в монастырь, часом, не собираетесь?

— В монастырь? Не думаю. Просто буду жить смиреной жизнью, не ждать аплодисментов, похвал. В этом что-то есть. Я об этом никому еще не рассказывала. Я стараюсь ходить в воскресенье с детьми в храм. Если спектаклей нет… Исповедуюсь. Помогает. А то знаете, я не святая. Перед спектаклями регулярно обсуждаем артистов, кто хороший, кто плохой, кто с кем, кто как…

— Олеся, вы так долго говорили о своей непривлекательности, а производите впечатление счастливого человека. Кокетничаете так?

— Нет, не кокетничаю! Я действительно счастливый человек. В детстве о славе и не мечтала. Не думала, что буду жить среди этих прекрасных людей-звезд. Я ведь была обычная девочка из обычной семьи. Очень мнительная, стеснительная, на стуле стихов не читала, в школе не дралась, боялась болезней. Я вообще трус. Стоило в детстве прочитать в журнале историю о том, что какая-то девочка умерла от столбняка, как я тут же ложилась на диван, находила у себя симптомы заболевания и медленно умирала. А сейчас, несмотря на обычную внешность, я играю в театре людей, более возвышенных и утонченных, чем я.

Автор: Катерина Кузнецова
Сайт: МК Питер
Дата публикации на сайте: 25.03.2009 Региональный ежедневник "МК Питер"