"Олеся Железняк рассказала, зачем пошла работать сразу после родов, почему не снимается в кино и о будущем Николая Караченцова"

На свою свадьбу Олеся Железняк и ее жених Спартак Сумченко решили никого из родных и друзей не приглашать. Да и торжество как тако¬вое устраивать молодожены не стали. После официальной регистрации, на которую оба пришли в джинсах, новоиспе¬ченные супруги отправились на репетицию в театр. После того как, попав в жуткую автомобильную пробку в Москве, Олеся опоздала на полчаса на свой спектакль, она старается ездить на метро. У Олеси с ее мужем, 38-летним актером Спартаком Сумченко, в январе родился третий ребе¬нок - сын Прохор (у них уже есть уже 7-летний сын Савелий и 4-летняя дочь Агафья). При этом актриса призналась, что никогда не планирует рождение детей: «Сколько получится - столько и родим», - сказала она.

- Олеся, не так давно вы в третий раз стали мамой, у вас родился мальчик. И, насколько я знаю, почти тут же после родов вы пошли работать. Вы так преданы своей профессии или деньги надо зарабатывать?

— Я не отношу это к своему героизму, к фанатичной преданности профессии. Просто жизнь складывается так, что мн необходимо все время работать. Актера, как волка, ноги кормят Если работаешь, ты в порядке. Я снова вышла на сцену, когда сыну был месяц. Мне действи¬тельно были нужны деньги, и я пошла работать — вот и все.

- По-моему, вы единственная в нашем Отечестве молодая «действующая» актриса, у которой трое детей!

— А вот и нет. У Екатерины Климовой и Марии Порошиной тоже трое детей. Нормально!

- Спартак Сумченко, ваш муж, тоже актер. А вот многие актрисы вашего поколения вышли замуж за богатых бизнесменов - и горя не знают...

— Это их личное дело. А я вот умудрилась выйти за актера и родить всех детей от него одного. Муж у меня герой. Но, как настоящий герой, настоящий мужчина, он не любит, когда я рассказываю о его подвигах. Я его очень люблю, но больше о своей семье ничего не рассказываю. Изви¬ните, у нас с мужем такой уговор.

- Вы ведь вместе снимались, играли на сцене, верно?

— Было, но сейчас уже не играем. Мы, как Анджелина Джоли и Брэд Питт, теперь играем по очереди. Чтоб было с кем оставлять детей, чтобы все происходило гармонично. А не так: бросить детишек, а самим уехать на гастроли, и в таком режиме — до самой пенсии.

- Вы хотите, чтобы ваши дети стали актерами?

— Ой, не знаю. Не хотелось бы, но уж как Господь управит. Я же не смогу встать грудью поперек дороги, если дети сами захотят стать актерами. Но профессия наша очень уж тяжелая!

- Поп-звезда - тоже трудная профессия. Но вы блестяще сыграли певицу Зою Мисочкину в фильме «Ландыш серебристый». Наверное, и сами хорошо поете, танцуете?

— Танцую немного. В меньшей степени пою. Пою больше душой, чем голосом. Марк Анатольевич Захаров меня все время ругает, говорит, что у меня какой-то голос не такой, что мне надо что-то предпринять для его исправления. Хотя я вот озвучивала в одном новом мультфильме роль Обезьяны, так вся съемочная группа просто восторгалась моим голосом! Мне было приятно, мне никогда такого никто не говорил. Вообще, когда я слышу свой голос в записи, мне становится очень тяжело. Мне кажется, я буквы глотаю, не все их произношу.

- Поговорим о Театре Ленком, где вы уже довольно долгое время имеете честь работать. Вам там сейчас не очень уютно, раз вы так много играете в антрепризах?

— Да нет, в Ленкоме все нор¬мально, хотя глобальных про¬ектов на горизонте нет — Медею мне не предлагают. Играю сейчас в спектаклях «Шут Балакирев», «Ва-банк», «Визит дамы», «Вишневый сад». В антрепризах играю Беатриче в «Труффальдино из Бергамо», занята в спектаклях «Чокнутые», «Госпиталь «Мулен Руж», «Бестолочь», «Вокзал на троих». Девять ролей, могу сразу что-то и не вспомнить... Жизнь моя идет, я почти каждый вечер играю и счастлива происходящим. Я не делю спек¬такли на антрепризы и «большой» театр. Нет у меня такого, что вот сегодня вечером иду в Ленком, буду там играть хорошо, по-настоящему, а завтра поеду в Воркуту или Норильск с антрепризой и буду играть левой ногой. Все стараюсь делать по-честному, выкладываться на все сто. Мне кажется, если ты приносишь людям радость, если возникает чудо театра — обмен энергией зала и актера, тогда все в порядке. Вроде бы вещь эфемерная — контакт с залом, а ты всегда чувствуешь, возник он, или его нет. Знаете, можно и Чехова сыграть пошло, скучно. Когда говорят про артиста, что он может сыграть телефонную книгу, то я верю, что талант своей заразительностью, обаянием, масштабом личности может даже не самую интересную пьесу приподнять. А бездарь способен загубить даже Шекспира.

- Олеся, какие ваши новые роли в кино мы увидим в ближайшем будущем?

— В последнее время в кино вообще не играю. Вот прошлым летом снялась в сериале «Сваты», с моей подругой и коллегой по театру Ленком Татьяной Кравченко, и уже почти год не выходила на съемочную площадку. Я не знаю, что сказать про это. Нет у меня предложений в кино! Но я смотрела несколько телепередач про Людмилу Марковну Гурченко, так ее двадцать лет не снимали в кино. А уж какая была артистка!

- Поговорим не о Гурченко, а о Кравченко. Ведь это благодаря ей вы попали в антрепризный спек¬такль «Чокнутые», который прохо¬дит с неизменными аншлагами?

— Да, именно благодаря моей большой подруге Татьяне Эду¬ардовне Кравченко. Однажды после спектакля «Шут Балакирев», где мы вместе играем, она рассказала, что репетирует в антрепризе, предложила и мне попробовать. Я прочитала пьесу, которая, честно говоря, не впечатлила. Возможно, я пьесы не очень хорошо умею читать глазами. Я люблю читать художественную литературу, а не драматургию. Не всегда могу мысленно перенести написанное на бумаге на сцену. Поэтому допускаю собственную непрозорливость. Но я очень люблю свою подругу и решила, что — ладно, я «введусь» туда. Думала, будет полный провал, говорила: «Таня, я только ради тебя это делаю, ради нашей дружбы!» Но, думаю, в итоге у нас получился неплохой, очень актерский спектакль.

- Олеся, вы работали со многими знаменитыми, маститыми актерами. Чему они вас научили?

— Да, я играла в одних спектаклях с Инной Михайловной Чуриковой, горжусь знакомством и творческим сотрудничеством с Татьяной Васильевой, Александром Збруевым, Леонидом Броневым, Николаем Караченцовым, Валерием Гаркалиным, Валентином Смирнитским, Сергеем Никоненко. Всех просто не перечислишь. Играла с уже покойными Олегом Ивановичем Янковским, Александром Гавриловичем Абдуловым. С кем-то в Ленкоме пересекалась, с кем-то в антрепризах — у всех есть и было чему поучиться. Благодарна судьбе, что она подарила мне такой шанс: просто находиться на одной сцене с такими замечательными артистами. Они ведь не только артисты выдающиеся, но и люди замечательные. Я абсолютно искренне говорю, что все, кого я перечислила, прекрасные люди! Наверное, у каждого есть свои слабости, недостатки, но для меня они достойные люди. Даже если у какого-то актера сложный характер, он неудобен в быту...

- Вы упомянули про Николая Караченцова. Как вы считаете, он может вернуться на сцену?

— Не берусь судить, но всем сердцем желаю ему скорейшего выздоровления, возвращения на сцену. Ну что тут скажешь, как Господь управит, так и будет.

Сайт: Папарации
Источник: Журнал "Папарации", август 2011